Размер:
Цвет:

Уполномоченный информирует, что охоту коренным народам можно разрешать независимо от места их проживания

20.07.2021

   Уполномоченный информирует, что 6 июля 2021 года на сайте Конституционного суда Российской Федерации опубликовано решение, в соответствии с которым место жительства представителей коренных народов не должно влиять на выдачу им разрешения на охоту на особых условиях.
    Поводом к проверке конституционности части 1 статьи 3 Федерального закона от 30.04.1999 № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» и части 1 статьи 19 Федерального закона от 24.07.2009 № 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» стала жалоба жителя Мурманской области.
    Гражданин является представителем саамов, одного из коренных малочисленных народов Севера. Он попросил региональное министерство природных ресурсов и экологии разрешить ему охоту в целях ведения традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности, но получил отказ. Суды впоследствии указали, что гражданин трудоустроен и получает стабильный доход, живет в благоустроенной квартире в городе, который не относится к территориям традиционного проживания коренных малочисленных народов, а одна лишь принадлежность к саамам не может быть основанием для права на охоту на особых условиях.       Также суды сочли образ жизни гражданина не относящимся к традиционным, хотя он собирает дикоросы и занимается традиционными ремеслами: делает сувениры, изделия культового и хозяйственного назначения, инвентарь, музыкальные инструменты и строит жилища национального вида - куваксы.
    Конституционный суд  указал, что справедливо требовать соблюдения мест традиционного проживания и ведения традиционной деятельности для гарантий прав коренных малочисленных народов, так как это нужно для сбережения их образа жизни.
    Однако такие требования могут препятствовать получению этих гарантий тем представителям этноса, кто не живет постоянно на прежних местах, переехал в город, в том числе вынужденно, не может вести исторически сложившийся образ жизни, но при этом сохраняет связь с землей предков, следует их обычаям и передает их будущим поколениям. Такая связь может выражаться в традиционной хозяйственной деятельности, включая художественные промыслы и народные ремесла, строительство национальных жилищ.
«Соответственно, жизнь вне мест традиционного проживания и деятельности не свидетельствует о том, что представитель малочисленного народа утратил данный статус или прервал связь со своим народом и культурой», - счел суд.
     Уполномоченный разделяет и поддерживает позицию Конституционного суда, что сложные климатические условия, уязвимость традиционного образа жизни и малочисленность этих народов требуют особой государственной политики, оберегающей культуру, образ жизни и среду их обитания. Таким образом, необходимо соблюдать интересы населения, для которого охота не может быть исключительно средством жизнеобеспечения и основой существования и должна также пониматься как гарантия сохранения самобытности и культуры.
     Указанное дело подлежит пересмотру. Теперь законодатель должен уточнить основы реализации права на охоту в целях ведения традиционного образа жизни и осуществления хозяйственной деятельности представителями коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Обязательным элементом должен быть механизм, позволяющий учесть мнение представителей общин.
     Уполномоченный напоминает, что право на охоту может быть реализовано надлежащим образом лишь при бережном отношении к природным богатствам и к животным и при условии соблюдения правил охоты.



Возврат к списку